И бутылка рому! Начало

19 июня 2014

Некоторые откровенно неполиткорректные источники утверждают, что возникновением крепких спиртных напитков человечество обязано безрассудно храбрым скандинавским мореходам эпохи раннего средневековья. Викингам, бороздившим реки, моря и океаны на своих знаменитых драккарах, требовался запас напитков, позволяющих скрасить скуку долгого морского похода, унять боль от ран и усталость мышц, натруженных тяжелым веслом, задобрить повелителя штормов, сурового Вана-Ньерда, помянуть ушедших в Вальгаллу товарищей и отметить удачу вождя, принесшего хирду победу в бою и богатую добычу. Традиционного же для обитателей скудных фиордов, где в иной год даже домашний скот приходилось кормить рыбьими головами, ячменного пива в достаточном для путешествия «туда и обратно» количестве лишенный грузовых трюмов драккар попросту не мог поднять.

Налив себе рома, откинувшись перед компьютером, почитаем про этот напиток. Возможно, это всего лишь одна из бесчисленных морских баек. Однако история напитка, о котором пойдет речь сегодня, и на самом деле неразрывно связана с историей войн, обогащения и мореплавания.

Никто в точности не знает, откуда на самом деле взялось слово «ром». Кто-то считает, что раз уж ром делают из отходов сахарного производства, то название напитка произошло от сокращения латинского слова «saccharum» — «сахар». Другие убеждены, что это всего лишь исковерканное французское слово «arome» — «запах», «аромат». Есть также версия, что это слово произошло от названия использовавшихся голландскими моряками больших бокалов для горячительных напитков — «rummers»; это название, в свою очередь, произошло от датского слова «roemer» — «бокал».
Однако большинство исследователей — и мы в том числе — твердо уверены, что название этого достойного напитка происходит от термина «rumbullion». Слово «rumbullion» имеет довольно широкую смысловую нагрузку; в русском языке наиболее точным, ухватывающим самую суть, аналогом является старославянский термин «кипиш». Именно это является неопровержимым доказательством нашей версии происхождения названия — ведь всем известно, что там, где есть ром, всегда нескучно.


Напитки, изготавливаемые из сахарного тростника, известны с давних времен. Напиток «брам», который малайцы готовят из перебродившего тростникового сока, появился на свет задолго до Иисуса Христа. Легендарный венецианец Марко Поло (1254 — 1324) описывает в своей знаменитой «Книге о разнообразии мира», как однажды где-то на территории нынешнего Ирана местные жители напоили его каким-то «очень хорошим сахарным вином» (о деталях Поло скромно умалчивает — не иначе, с закуской у местных было куда как менее радостно). Однако все это не было и подобием известного нам рома — поскольку процесс перегонки для получения означенных напитков не применялся.


Впервые привычный нам ром был получен в XVII-м веке; случилось это на плантациях сахарного тростника на Карибах (некоторые утверждают, что на Барбадосе — как будто остров Барбадос находится не в Карибском море). Рабы с плантаций однажды обнаружили, что патока, которая остается после вываривания сахара из стеблей тростника, в определенных условиях умеет бродить — а перебродившая довольно лихо опьяняет. Каким-то образом удалось не выпить всю брагу сразу — видимо, рабов славянской национальности на плантации не имелось ни одного, — а какое-то количество перегнать, повысив крепость напитка и попутно очистив его от примесей. Так был получен первый настоящий ром.
Ром раннего карибского производства не отличался высоким качеством — тем не менее, популярность нового напитка быстро начала расти, распространившись и на колониальную Америку. И если на Карибах ром изготавливали кустарно — подобно тому, как современные аборигены Крымского побережья делают так называемое «домашнее вино», — то предприимчивые янки поставили производство рома на поток. В 1664 году на территории нынешнего Стэйтен-Айленда (одного из пяти районов Нью-Йорк-Сити) была открыта первая в американских колониях фабрика по перегонке рома. Тремя годами позднее аналогичное предприятие было запущено в Бостоне, Массачусетс.
Вскоре производство рома становится крупнейшей и наиболее процветающей отраслью промышленности в британских колониях Нового Света. Ром, выпускавшийся здесь, был очень популярен; большую часть последующего, XVIII-го века, он даже считался лучшим ромом в мире. Некоторые сорта рома из Новой Англии использовались в Европе для взаиморасчетов наравне с золотом. Размеры потребления рома в британских колониях перед провозглашением ими независимости составлял около трех имперских галлонов (~ 14 литров) в год на каждого жителя, считая женщин и детей. Счастливые были времена!...


Увеличение спроса на патоку для производства рома одновременно с ростом спроса на сахар в Европе в XVII и XVIII веках усилило потребность в рабочей силе для сахарных плантациях на Карибах. Для обеспечения этой потребности был организован трехсторонний обмен между Африкой, Карибами и американскими колониями. Круговой поток рабов, патоки и рома приносил огромную прибыль. В дальнейшем это привело к самым неожиданным последствиям.


Ухо как повод для войны

По итогам Войны за испанское наследство (1701-1714) Британия, впридачу к Гибралтару и Минорке, получила монопольное право на ввоз рабов-негров в испанскую Вест-Индию — на чем держалась вся экономика колоний. Благодаря этому английские коммерсанты получили серьезные преимущества перед своими конкурентами и смогли практически полностью захватить ранее для них недоступные испанские колониальные рынки. И хотя по условиям соглашений Британия имела право на ежегодный ввоз всего лишь 500 тонн товаров, фактический товарооборот был гораздо больше — ведь понятие «контрабанда» было известно еще в античном мире. Гордые испанцы не хотели мириться с контрабандистами, вследствие чего была организована мощная служба охраны побережья; по сути, это было узаконенное пиратство — любой, купивший королевскую лицензию, мог останавливать в море и обыскивать корабли под флагами других государств.
В марте 1738 г. английский купец и моряк Роберт Дженкинс явился на заседание Палаты Общин английского парламента, держа в руках стеклянную бутыль с заспиртованным человеческим ухом. Шокированным парламентариям Дженкинс поведал свою историю — за несколько лет до этого его бриг «Ребекка», нелегально торговавший — ромом, чем же еще, — в карибских владениях испанской короны, был перехвачен испанским военным кораблем «Ла Исабела» и отконвоирован в Гавану для досмотра. Вооруженные таможенники на Кубе с пленными не церемонились — под дулами мушкетов команду английского брига заставили встать на колени, а когда Дженкинс попытался протестовать, испанский офицер по имени Хулио Леон Фандиньо отрезал ему ухо, издевательски посоветовав отвезти этот сувенирчик королю Георгу и передать на словах, что «То же самое случится и с ним, если он будет пойман на контрабанде». В точности неизвестно, что подействовало на парламентариев сильнее — сочувствие ли к пострадавшему моряку, нанесенное ли королю оскорбление или же исключительно прагматические соображения, связанные с риском недополучения прибыли; однако 23 октября 1739 г. британский премьер-министр Роберт Уолпол объявил о начале войны, которая вошла в учебники мировой истории под названием Войны за Ухо Дженкинса.
Основной ударной силой Британии во все времена являлся и является Королевский Военно-морской Флот. Личный состав флота — и простые матросы, и мичманский состав, и офицеры — привык функционировать в суровых условиях, безропотно снося сырость, холод, изнурительный труд, постоянные задержки жалования и перебои в снабжении. И если обитатели кают-компании имели определенные привилегии, то для «взявших королевский шиллинг» жителей кубрика единственной отрадой была законная ежедневная порция рома, в обязательном порядке выдававшаяся каждому члену команды от юнги до боцмана с незапамятных времен (точнее, с 1655 г., когда британский флот захватил Ямайку — известную, прежде всего, своим знаменитым ромом). Эта славная традиция была отменена лишь 31 июля 1970 г. — черная дата для Флота Ее Величества.

Старый Грог

Британским флотом во время Войны за Ухо, продлившейся с 1739 по 1742 г., командовал адмирал Эдвард Вернон. Война не принесла ни особой славы, ни какой-либо значительной выгоды ни одной из участвовавших сторон. Лично для адмирала Вернона война также прошла не слишком удачно — если его операциям в начале военных действий сопутствовал успех, то это длилось недолго. А ближе к концу войны адмирал Вернон и вообще потерпел унизительное фиаско — его высадка на южноамериканском побережье с целью захвата города Картахена де Индиас (самая крупная десантная операция XVIII-го столетия) закончилась полным провалом. Наиболее постыдным стал тот факт, что британские экспедиционные силы общей численностью 27 тысяч человек были разбиты всего лишь четырехтысячным испанским гарнизоном под командованием доблестного дона Бласа де Лезо-и-Олаваррьеты по прозвищу «Mediohombre», то есть «Полмужика» — однорукого, одноглазого, да еще и хромого.

Тем не менее, адмирал Эдвард Вернон оставил значительный след в истории — по крайней мере, в истории горячительных напитков. Прозванный за неизменное ношение одного и того же камзола из плотной шелковой ткани (такая одежда в английском языке называется grogram cloak) «Старым Грогом», адмирал был убежденным противником пьянства среди команды. Поскольку полная отмена ежедневной порции спиртного могла вызвать бунт, Вернон велел разбавлять ром для команды горячей водой с лимонным соком — это позволило при сохранении того же объема порции уменьшить содержание алкоголя вдвое. Моряки, естественно, поначалу плевались. Однако впоследствии выяснилось, что горячее питье куда лучше согревает продрогший на вахте организм, а благодаря содержанию лимонного сока новый напиток эффективно работает против цинги. Так в мировой ведомости алкогольных напитков появился новый участник — ныне всем отлично известный грог.
После обретения бывшими британскими колониями в Новом Свете независимости популярность рома там постепенно пошла на убыль. Показательно, однако, что первый президент свободной Америки, Джордж Вашингтон (любопытный факт — родной брат Вашингтона в свое время служил под началом того самого адмирала Вернона), для своей инаугурации затребовал бочку барбадосского рома. Наш человек ! Тем не менее, развитие производства американских вариантов виски способствовало тому, что предпочитающих пить ром в Северной Америке с каждым годом становилось все меньше и меньше.
Однако есть за океаном и другие страны. В период заселения Австралии ром стал одним из наиболее значимых для внутренней торговли товаром. Хитрость ситуации состояла в том, что довольно существенную часть — чуть ли не половину — населения Нового Южного Уэллса, первой британской колонии на острове, составляли ссыльные преступники, которым вследствие их статуса запрещалось приобретать спиртные напитки. Чиновники хозяйничавшей на территории колонии Корпорации Нового Южного Уэльса беззастенчиво пользовались своим привилегированным положением единственных законных «повелителей рома» и расплачивались спиртным с наемными работниками из числа бывших каторжников по завышенному на порядки обменному курсу. Деться бедолагам было некуда — суровые условия жизни на еще неосвоенных землях обуславливали необходимость и уважительное отношение к выпивке; и так было до 1806 г., пока на пост губернатора Нового Южного Уэльса не был назначен вице-адмирал Королевского Флота Уильям Блай.

Неподчинившиеся подчиненные

Уильяму Блаю, отважному и опытному моряку, неоднократно участвовавшему в кровопролитных морских сражениях (в частности, в сражении с голландцами при Кампердауне, а также в битве при Копенгагене, где британской эскадрой командовал сам героический Нельсон) и обычно выходившему из них победителем, всю жизнь не везло с подчиненными. Наибольшую известность Блай приобрел после того, как взбунтовался экипаж вверенного ему судна «Баунти». Восемь лет спустя, в 1797 г., команда нового корабля Блая опять не подчинилась капитану, приняв участие в широко известном мятеже в Спитхеде и Норе.
Аналогичная ситуация вышла и в Новом Южном Уэльсе. В 1808 г. Блай решил положить конец спекуляциям и запретил выдавать жалование наемным работникам из числа ссыльных ромом и другими спиртными напитками. Как обычно, его подчиненные отказались следовать приказу, вследствие чего Блай был схвачен и помещен под стражу. Правительство метрополии официально осудило эту акцию; однако после разрешения конфликта Блай был отозван, и новым губернатором колонии был назначен куда более либеральный полковник Лаклан Маккуори. Инцидент с арестом законного губернатора получил название Ромового Бунта; в истории Австралии это единственный случай вооруженного захвата власти.

Если после первой части рассказа про ром, вам захотелось выбрать и попробовать его — Кулинарный дом ИБИС поможет в этом. Купить ром с круглосуточной доставкой по Киеву (а мы привезем пиратский напиток на Печерск, Оболонь, Шевченковский, Святошинский, Харьковский, а также в Дарницкий районы и Троещину) и Киевской области (Конча-Заспа, Бориспольское и Одесское направления, Житомирская и Ново-Обуховская трассы) вы можете в отделе Алкоголь (затем, перейдя в подрубрику Ром). Ром с едой из ресторана с доставкой на дом? Нет ничего проще с Кулинарным домом ИБИС!